Войны Турции и Кипра — битва при Лепанто

0

Вспыхнувшие между Турцией и ее средиземноморскими соседями острые экономические и политические противоречия сконцентрированы вокруг острова Кипр.

Если вспомнить историю, то 500 лет назад Кипр не просто находился в фокусе международной напряженности, а в эпицентре крупнейшей войны, которую вел тогда ислам при помощи своей главной ударной силы — Оттоманской империи. Это была война за мировое господство, перелом в которой произошел в страшной битве ровно 540 лет назад…

Турецкие султаны, в амбиции которых входили, ни много ни мало, захват Рима, свержение папства, уничтожение христианства и коронование в столице римских императоров, два столетия организовывали регулярные набеги на Восточную, Южную, и Центральную Европу. Противостояли им разрозненные и враждующие между собой христианские государства. Казалось бы, ничто не могло остановить турецкого нашествия: христианские крепости, города и государства уничтожались один за другим.

Впервые турки «увязли» на острове Мальта. Летом 1565 года рыцари Мальтийского ордена ценой невероятных усилий и беспримерного героизма отстояли остров. Разгромленные захватчики потеряли плацдарм исламской агрессии против всей Южной Европы.

турецкий султан Селим

турецкий султан Селим

Следующая турецкая экспедиция, снаряженная султаном Селимом, направилась на завоевание Кипра. Как и Мальта, Кипр всегда жил в тени империй и священных войн. С воздуха остров похож на древнего динозавра, вцепившегося когтями в море. Всего в 100 км к юго-востоку от острова рас¬положен Бейрут, а с севера видны заснеженные горные вершины Анатолии. Во все времена Кипр был лакомым куском для любого захватчика. Коренным населением острова были греки. После прибытия на Кипр крестоносцев облик острова сильно изменился. Среди пальм были построены готические соборы, Никосия стала многоязычным местом встречи различных миров, а порт Фамагуста — богатейшим городом мира. Последняя королева правившей Кипром династии Лузиньянов венецианка Катерина Корнаро в 1489 году, осознав свою неспособность спасти остров, отказалась от трона в пользу Венеции и, покинув Кипр, провела последние годы жизни на родине.

Практически с самого начала венецианского правления, Кипр был в «списке желаний» султана. Турки вероломно нарушили мирный договор с Венецией, который венецианцы неукоснительно выполняли на протяжении 30 лет, и высадили на Кипре огромную армию: по некоторым сведениям, около 100 тысяч человек. К концу лета 1570 года им удалось захватить Никосию, полностью вырезав ее военный гарнизон. Ключевой порт Фамагуста, — однако, еще почти год держался под руководством талантливых командиров Брагадина и Баглионе. Венецианцам и папе Пию V удалось сколотить Священную Лигу, целью которой было спасение Кипра, а в перспективе — возвращение Святой Земли и Иерусалима. Главной силой, стоявшей за Лигой, был испанский король Филипп с огромными ресурсами его великой империи.

Битва при Лепанто

Битва при Лепанто

Героическая оборона Фамагусты, не получившей своевременной помощи, закончилась поражением. В конце июля 1571 года город пал. Турки, несмотря на заключенный пакт о капитуляции крепости и обещанные гарантии свободного прохода оставшихся в живых защитников, устроили резню.

Самая страшная судьба была уготована Брагадину, с которого живьем сняли кожу, набили ее соломой и возили эту чудовищную куклу по всему Леванту.

Противоречия между испанцами и венецианцами грозили взорвать изнутри Священную Лигу. Однако известие о жестокости и коварстве турок примирило противников накануне решающего сражения, произошедшего 7 октября 1571 года. Недавно исполнилось 540 лет со дня битвы при Лепанто — решительной схватки между христианством и исламом, определившей судьбу современной Европы и всей западной цивилизации.

В районе хорошо укрепленной турецкой крепости Лепанто, в устье Коринфского залива, сошлись две армады: по 300 кораблей с каждой стороны. Масштаб происходящего не имел аналогов в истории. На линии фронта шириной в 6 км приготовились к бою 600 кораблей и 140 тысяч моряков, солдат и гребцов — более 70% всего совокупного флота Средиземноморья. Несмотря на некоторое численное и организационное преимущество турок, христианам удалось победить в жестокой, 4-х часовой схватке. Битва была столь кровавой и страшной, что, казалось, огонь и море слились воедино. Многие турецкие галеры выгорели до трюма. Поверхность моря, красная от крови, была покрыта турецкими тюрбанами, кафтанами муров, колчанами, луками, веслами, а поверх всего — множество человеческих тел: мертвые и раненные, борющиеся за жизнь с водной стихией. Масштаб трагедии потряс обессиленных победителей. За 4 часа были убиты 40 тысяч человек, 25 тысяч из них — турки. Было сожжено почти 100 кораблей, 180 турецких судов взято в плен.

Оттоманский хроникер Печеви написал в некрологе: «Я видел последствия этой проклятой битвы собственными глазами. Никогда до этого не было столь катастрофической войны ни в истории ислама, ни в истории морских сражений, с тех пор как Ной построил свой ковчег. 180 кораблей попали в руки врага, вместе с пушками, ружьями и боеприпасами».

На борту испанской галеры «Маркиза» , качаясь, стоял, никому не известный нищий дворянин Мигель де Сервантес с простреленной аркебузом грудью и навечно изуродованной левой рукой. На его долю выпало подытожить происшедшее сражение: «Величайшее событие минувшей, настоящей и грядущих эпох».

Мигель де Сервантес

Мигель де Сервантес

Увы, нынешнее руководство Турции не очень хорошо помнит о тех далеких событиях. Под покровительством нынешних властей возрождается неооттоманский экспансионизм. Деятельность турецкого премьера Эрдогана свидетельствует о том, что события 540-летней давности ничему не научили. Недаром Эрдоган назвал упражнения турецких ВМС «по защите природных ресурсов северного Кипра» операцией «Барбаросса». Двойная ирония этого названия почему-то не привлекла внимания российской прессы. Хайреддин Барбаросса — легендарный турецкий адмирал, громивший и грабивший христианское Средиземноморье на протяжении четырех десятилетий. Большинство турецких капитанов при Лепанто были его учениками. Турецкое исследовательское судно «Кара Райе», проводившее незаконную геологоразведку шельфа в пределах зоны исключительных экономических интересов Кипра, тоже названо со скрытым подтекстом. Так звали одного из выдающихся турецких командиров, выжившего при Лепанто.

Но вернемся к сражению. Несмотря на то, что основная цель Лиги — спасение Кипра — не была достигнута (Кипр был захвачен и оставался под турецким правлением до 1878 года), битва имела огромное историческое значение. Машина турецкой морской агрессии была сломлена, и в Средиземноморье установилось относительное равновесие сил. Волна исламского вторжения была остановлена. Турки так и не смогли предпринять морских экспедиций подобного масштаба. Со второй половины 16-го века начинается медленный, но неуклонный закат турецкого могущества. Того могущества, о котором помнит и о потере которого скорбит Эрдоган и его партия.

Поделиться:

Оставить комментарий